Андрей Теляков: «Мы выделяем три основных эффекта, которые информационные технологии оказывают на бизнес»

25 Декабря 2013

АВТОР: Григорий Рудницкий

Одним из положительных результатов миновавшего несколько лет назад финансового кризиса и последовавшего за ним посткризисного периода стало то, что бизнес наконец-то научился считать деньги. Сегодня в абсолютном большинстве случаев руководители бизнеса, прежде чем инвестировать средства в его развитие, думают и просчитывают, а что они получат за эти деньги, да и вообще, насколько целесообразными будут затраты.

Если говорить об обычных материальных и людских активах, то здесь все вроде бы просто и понятно. Нанимаем больше сотрудников, покупаем больше оборудования, автомобилей, арендуем больше производственных площадей — настолько же больше и зарабатываем. Совершенствуем и делаем более комфортными условия труда работников — получаем прирост производительности. Намного сложнее ситуация с информационными технологиями. Как известно, менталитет в один момент не меняется, а именно на уровне менталитета многих бизнес-руководителей прочно живет постулат о том, что ИТ — это вечный проситель денег, постоянная затратная статья. С одной стороны, конечно, без ИТ совсем нельзя, но остается вопрос о том, насколько эффективными будут инвестиции в данное направление? А если у компании нет четкой ИТ-стратегии, ситуация еще более усложняется. В таком случае ИТ-подразделение работает в режиме «латания дыр», его сотрудники говорят на не всегда понятном бизнесу языке, предлагают системы, эффективность которых для бизнеса не всегда очевидна, учитывая ситуацию, что на рынке существует множество конкурирующих между собой решений. Между тем, не стоит забывать, что внедряемые в компании ИТ-решения должны не просто окупаться и сделать бизнес эффективнее и производительнее, но и в идеале увеличить конкурентное преимущество компании и ее капитализацию на рынке.

Прямой и быстрой связи между «купили» — «внедрили» — «получили» в абсолютном большинстве случаев нет. Приведем грубый и упрощенный пример. Дайте компьютер человеку, привыкшему писать тексты от руки, но никогда в жизни не имевшему дела с ПК или печатной машинкой, а потом сразу же предложите набрать ему большой объем текста. Усилий и времени будет затрачено намного больше, чем если бы человек писал привычным способом — ручкой на бумаге. А стоит ему, потратив некоторое время, научиться быстрому, а еще лучше слепому методу печати на клавиатуре, как ручка будет сразу же забыта как ненужный анахронизм, а компьютер превратится в эффективный инструмент, с помощью которого человек может сделать намного больше и намного быстрее, чем раньше.

Еще в 80-х годах прошлого столетия известный экономист, профессор Массачусетского технологического института (MIT) Роберт Солоу сформулировал постулат, затем получивший название «парадокс Солоу». Парадокс состоит в том, что инвестиции в ИТ по рынку в целом не приводят к увеличению прибыли или производительности труда, зато приводят к еще большим инвестициям в ИТ.

Оценка — удел зрелых

На самом деле научно обоснованных методов оценки эффективности инвестиций в ИТ существует много, на эту тему написано тоже немало, но в основном все эти труды имеют зарубежное происхождение. А что думают по данному поводу российские ИТ-эксперты? Насколько, по их мнению, стремление оценить эффективность вложений в ИТ свидетельствует о зрелости бизнеса в целом?

«Глубокий анализ инвестиций в ИТ характерен для таких предприятий, которые уже стали зрелыми, работают на высококонкурентном рынке, а ИТ воспринимают не как обеспечивающее подразделение, а как часть самого бизнеса, — считает Борис Славин, директор по исследованиям и инновациям группы компаний «АйТи». — Расходы административно-хозяйственного отдела (АХО) никто не воспринимает как инвестиции. Если это же касается ИТ на предприятии, значит деятельность ИТ службы пока еще больше похоже АХО, чем на бизнес».

Андрей Теляков, консультант компании «Астерос Консалтинг», уверен, что

оценка инвестиций в ИТ является нетривиальной задачей и требует определенного периода обучения для организации.

Основными этапами такого обучения, по его мнению, должны стать определение ответственного и создание функции управления экономической эффективности в рамках ИТ-службы; активное вовлечение финансового подразделения компании в процесс разработки методологии оценки ИТ-проектов; выстраивание коммуникации между бизнесом и ИТ в части обоснования затрат ИТ-проектов и контроля эффектов их реализации.

Инвестиции в комплексе

Понятно, что сама по себе покупка «железа», ПО либо приобретение подписки на облачные сервисы не сделает компанию или предприятие более прибыльными и эффективными. Нужно инвестировать и в другие, сопутствующие направления. Борис Славин («АйТи») считает, что в первую очередь необходимо вкладываться в обучение сотрудников. Под таковыми эксперт подразумевает не только ИТ-специалистов, но и самих пользователей информационных систем, а также топ-менеджеров. В последнем случае хорошим «наглядным пособием» для руководителей могут стать поездки на предприятия, в том числе и зарубежные, где данная информационная система уже внедрена и используется. Второе направление, как считает Борис, — инвестиции в разработку совместно с партнерами новых интеллектуальных технологий, на стыке бизнеса и ИТ, которые могут трансформировать бизнес. Хотя в России, как признает эксперт, это делается крайне редко. Что же касается малых и средних предприятий, для них непосредственное участие в исследованиях может быть заменено посещением выставок, университетских научных центров, венчурных фондов.

По мнению Андрея Телякова («Астерос Консалтинг»), залогом эффективности инвестиций в ИТ будет ежегодная поддержка новых инициатив развития ИТ, которая может составлять до 40% всего ИТ-бюджета. Особенно актуально это для компаний финансового и телекоммуникационного секторов. «Бенчмаркинг российских компаний, проведенный в 2012 году Gartner, подтверждает, что Россия приближается к данному показателю», — напоминает он.

В свою очередь Борис Коновалов, технический директор компании «Инлайн Груп», считает, что главное не адресность и не размер инвестиций в ИТ, ведь у нефтегазовых, машиностроительных и металлургических гигантов, к примеру, он находится в пределах статистической погрешности и составляет 1–2% от общего бюджета компании. «Правильнее ставить вопрос, насколько зрелым является тот или иной бизнес, каковы тактические и стратегические цели: одним необходимо внедрять новые сервисы и тем самым открывать новые бизнесы, другим — решать задачи управления технологическими процессами, что прежде всего снижает риски, третьим — сделать прозрачной корпоративную отчетность и оптимизировать затраты, четвертым — выйти на IPO», — говорит он.

Долго ли ждать

Срок ожидания эффекта от инвестиций в ИТ тоже очень серьезная тема. Разумеется, сиюминутного результата ждать не приходится, однако эксперты полагают, что уже через год можно будет понять, оказалось вложение средств удачным или нет. «Уже через год, а иногда и раньше, можно видеть тенденции повышения эффективности или их отсутствие. Отрицательный результат тоже результат, надо его анализировать, искать ошибку в предположениях. Иногда очень незначительная доработка программного продукта может существенно повысить отдачу от ИТ, а иногда и наоборот — серьезные инвестиции неэффективны. Если в первый год после внедрения результата нет, ждать его не имеет смысла, надо искать новые подходы», — отмечает Борис Славин («АйТи»).

По мнению Андрея Телякова («Астерос Консалтинг»),

величина эффекта от инвестиций в информационные технологии (чаще всего это NPV, чистая приведенная стоимость) рассчитывается обычно на период реализации ИТ-стратегии компании, составляющий 3–5 лет.

При этом важна эффективность не отдельных проектов, а программ ИТ-проектов, объединенных по принципу технологической и/или организационной взаимосвязи, что позволяет учесть их синергетический эффект. «Расчет инвестиций программ проектов — это неотъемлемая часть любой ИТ-стратегии, позволяющей наладить действенную коммуникацию между бизнесом, который оперирует понятиями выручки и прибыли, и ИТ-службой, мыслящей инвестиционными затратами. Оценка экономических выгод от инвестиций позволяет выстроить приоритеты по проектам, принимая во внимание бизнес-стратегию и первоочередные задачи развития компании, и реализовать ИТ-стратегию в рамках существующих ограничений бюджета», — объясняет эксперт.

Стремление к идеалу

В мире не существует двух абсолютно одинаковых компаний, но на что в таком случае ориентироваться при оценке эффективности ИТ-инвестиций? Какие показатели следует выбирать в качестве эталонных и насколько применим в данной области бенчмаркинг?

Андрей Теляков («Астерос Консалтинг») выделяет для бенчмаркинга по оценке эффективности такие показатели, как удельные ИТ-затраты на единицу выпущенной продукции; удельные ИТ-затраты в расчете на одного сотрудника; доля ИТ-затрат в общем объеме бюджета компании; среднее время простоя бизнес-операции по причине ИТ-инцидентов. «При проведении бенчмаркинга следует учитывать, что западные компании уже находятся на высокой стадии зрелости ИТ-инфраструктуры, — полагает он. — Поэтому их показатели не могут определять цели для российских организаций, а являются только индикаторами, позволяющими делать выводы о необходимых мерах по улучшению эффективности».

Борис Славин («АйТи») считает, что опыт коллег полезен всегда, даже когда он неприменим в конкретной ситуации. «Неприменимость той или иной технологии тоже является частью анализа эффективности инвестиций в ИТ. «Эталонные» показатели имеют смысл в рамках одной отрасли и примерно одинакового размера предприятий. Но даже при полном совпадении показатели не будут одинаковы в силу различия стратегий предприятий, их культуры. «Эталонные» показатели и бенчмаркинг как стандарты: их можно и нужно нарушать, но надо их знать», — говорит эксперт.

В целом, мы видим, что оценивать эффективность инвестиций в ИТ не только можно, но и нужно. Вкладываться необходимо не только в ИТ, но и сопутствующие активы. И делать это следует не в отрыве, а в тесной связи с оценкой эффективности самого бизнеса.  Ведь даже ошибки или отрицательные результаты должны в конечном итоге помогать компании вовремя скорректировать свою ИТ-стратегию и быстрее найти правильный путь. 

Борис Славин, директор по исследованиям и инновациям группы компаний «АйТи»:

«Мы часто преувеличиваем различия между материальными и нематериальными активами. Купленное, но неработающее программное обеспечение ничем не хуже дорого сервера, мощности которого не используются. ИТ-активы имеют очень разные сроки старения: от года до десятилетий, и при их оценке (для управленческого учета) необходимо оценивать уровень использования, реальные сроки амортизации».

Андрей Теляков, консультант компании «Астерос Консалтинг»:

«Мы выделяем три основных эффекта, которые информационные технологии оказывают на бизнес, — повышение качества управленческих решений, генерация дополнительной выручки благодаря повышению эффективности фронт-офисных операций, а также автоматизация и оптимизация трудозатрат на рутинные процессы».

Борис Коновалов, технический директор компании «Инлайн Груп»:

«В ИТ-стратегии прежде всего определяются направления, в которые инвестируются средства. От их правильности выбора и оценки эффективности и рисков зависит очень многое».

Михаил Аксенов, руководитель отдела корпоративных систем управления компании T-Systems  

Покупать железо и софт и даже проводить их длительное внедрение без учета состояний других сфер на предприятии бесполезно. Цитирую одного из уважаемых управленцев российского машиностроения: «Организационными усилиями можно изменить бизнес-процессы, но для «цементирования» результатов необходимы ИТ, которые не позволят вернуться к старым процессам».

Катерина Уфнаровская, директор по развитию компании «Системы компьютерного зрения», руководитель отдела по работе с клиентами компании «ЛАНИТ-Терком»

«Эталонные» показатели оценки эффективности инвестиций в ИТ - вопрос спорный, можно даже сказать - вопрос веры. На мой взгляд, каждая компания идет здесь своим путем. 

НАВЕРХ