РОССИЙСКИЙ РЫНОК IT ОТ ПАРТНЕРСТВА С ЗАПАДОМ ВЫНУЖДЕННО ПЕРЕХОДИТ К ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЮ

21 Мая 2015

АВТОР: Юлия Рассказова

Российский рынок IT ожидают кардинальные изменения, в том числе и в сложившейся структуре, и в бизнес-моделях. Одна из внезапных особенностей в усилившейся риторике импортозамещения в России — то, что под ним сегодня понимается сразу все: как отказ от западных продуктов в пользу российских, так и их замена на программное обеспечение с открытым исходным кодом или даже на азиатские решения.

Вопрос импортозамещения у нас чересчур политизирован, что приводит к подмене понятий и путанице — путают импортозамещение с переходом на ПО со свободно распространяемым кодом (СПО), поясняет Андрей Бурин, руководитель департамента по работе с госсектором компании «Форс» — разработчика информационных систем. «На текущий момент полное импортозамещение в области IT невозможно технически и, главное, нецелесообразно экономически. Ведь требуется разработка не просто прикладных систем, которых и так достаточно на рынке, а создание полнофункциональных мощных индустриальных платформ для крупного и среднего бизнеса, а здесь составить достойную конкуренцию решениям западных вендоров отечественные программные разработки не могут. С аппаратным обеспечением дела обстоят еще плачевнее, так как производство элементной базы в нашей стране практически отсутствует», — добавляет эксперт.

Сложно утверждать, насколько успешно уже идет импортозамещение в России, но можно говорить по крайней мере о стремлении отказаться от западных IT-решений из-за ослабления рубля и неопределенности с поставками и обслуживанием импортного оборудования и ПО. Известно, что Минкомсвязи России рассматривает возможность использования свободного ПО (в частности, замену Oracle на PostgreSQL) в инфраструктуре «электронного правительства». Минздрав до конца 2015 года планирует заменить СУБД Oracle и Microsoft в ряде информационных систем на свободное ПО. Аналогичные процессы запускает и «Почта России».

В IT-холдинге IBS предлагают подходить к теме импортозамещения рационально: не пытаться создать замену всему сразу, а сосредоточиться прежде всего на тех продуктах, которые могут стать источниками серьезных рисков для внедренных IT-систем. Или на тех областях, где есть серьезные компетенции, которые можно успешно капитализировать, — например, в области системного ПО и вообще разработки различного софта.

Информационные технологии — эта та отрасль, которую в нашей стране очень трудно импортозамещать. Поэтому основной упор сегодня делается не на замену зарубежных продуктов, а на обеспечение устойчивой работы бизнес-процессов и производства в условный период один-два года, например в случае введения дополнительных санкций или усугубления экономической ситуации,

Татьяна Ракитина, директор по развитию бизнеса Астерос Консалтинг

Татьяна Ракитина, директор по развитию бизнеса «Астерос Консалтинг»

комментирует Татьяна Ракитина, директор по развитию бизнеса IT-провайдера «Астерос Консалтинг».

«При этом разрабатываются концепции и программы мероприятий, которые включают в себя замену продуктов американского производства, скажем, на китайские. Структура импорта меняется географически», — поясняет эксперт.

Инициативы правительства в этом направлении могут дать больше возможностей отечественным разработчикам IT-решений, отмечает Александр Рахманов, генеральный директор интегратора «Корус Консалтинг»: «Очевидно, что существует пласт компаний, которые раньше рассматривали все представленные на рынке продукты, а сейчас имеют ряд ограничений. Теперь они могут направить финансовые потоки в сторону появляющихся на рынке новых российских продуктов и создать спрос на них в новых сегментах».

В импортозамещении главное слово все же остается за заказчиком, поясняют в системном интеграторе «АМТ-Груп».

«Наш опыт показывает, что большинство крупных отечественных заказчиков пока не готовы ничего менять. Пока у заказчика все работает, он не будет создавать себе проблем с заказом неизвестного ему оборудования, — отмечает Александр Гольцов, генеральный директор „АМТ-Груп“. — Даже значительное увеличение сроков доставки оборудования (иногда втрое) никаким образом не влияет на смену производителя».

Введенные санкции пока оказывают лишь косвенное воздействие на IT-закупки госорганов. Реализация политики импортозамещения находится на начальном этапе и не стала превалирующим трендом в IT-закупках госорганов, резюмирует Андрей Богомолов, вице-президент по продажам системного интегратора «Техносерв».

Новые реалии и модели

О смене парадигмы отечественной IT-отрасли говорят уже не один год, предрекая «смерть» то дистрибуции, то интеграции и ожидая появления новых бизнесов. Возможно, в сложившейся непростой экономической ситуации здесь и вправду грядут большие изменения, а выживут действительно сильнейшие. Однако пока главное изменение на российском IT-рынке — его уменьшение, констатирует Александр Гольцов. «По основным структурным параметрам значительных изменений пока нет. Но в этом году мы ожидаем лучшей по сравнению с остальными сегментами динамики в секторах информационной безопасности и программного обеспечения — не в последнюю очередь за счет наличия и развития рынка отечественных решений, — комментирует Гольцов. — Сложные проекты, включающие интеллектуальную составляющую, техподдержка и сервисное обслуживание становятся для интегратора главными источниками получения прибыли, а доля „коробок“ постоянно снижается».

Рынок IT по-прежнему слабо консолидирован и достаточно консервативен, считает Андрей Бурин. «Крупнейшие игроки те же, и новых перспективных коммерческих компаний мы не видим. Не столь давно появившиеся госкорпорации пытаются стать заметными на рынке, но пока они не вполне самостоятельны и действуют в тесной кооперации с традиционными игроками. Возможно, со временем, когда их компетенции в проектной деятельности возрастут, можно ожидать и структурных перемен», — говорит Бурин.

Со своей стороны, Андрей Солодилов, партнер сервис-провайдера AT Consulting, считает, что в 2015 году структура российского рынка кардинально изменится по составу участников, так как не все справятся с текущими экономическими проблемами. Кроме того, рынок изменится в плане предложения. «В части IT-услуг рынок существенно не сократится, а вот перепродажа аппаратного обеспечения и лицензий на западный софт может пострадать, — поясняет эксперт. — Сами западные производители ПО, опасаясь санкций со стороны своих правительств, активно проводят ревизию партнеров на российском рынке: кто-то лишится партнерских отношений с западными вендорами, а кто-то, напротив, их укрепит».

В компании «Форс» также ждут уменьшения доли дистрибуции за счет сокращения поставок импортного ПО, объема закупаемых услуг прямой вендорской поддержки и более широкого распространения практики работы с СПО. «Логично предположить рост потребности в услугах технологического консалтинга, необходимых для оценки возможностей и разработки планов миграции с проприетарных продуктов на свободное ПО. Сейчас, когда стоимость импортных решений оказалась в прямой зависимости от валютного курса, у российских разработчиков появились ощутимые преимущества для создания конкурентного ценового предложения на разработку собственных программных решений, а также предоставление соответствующего сервиса по их обслуживанию», — поясняет Андрей Бурин. «Форс» уже ведет работы по переводу части разработок на ПО с открытым исходным кодом, а также отходит от моновендорной модели. Заказчику предлагается выбор между промышленной проприетарной платформой и СПО, а решение он может принять в результате моделирования любой вычислительной среды и тестирования прикладных систем в FORS Solution Center.

В компании ЛАНИT уже отмечают изменения в структуре оборота: на фоне заметного сокращения доли поставок почти на 50% вырос объем IT-услуг. Причем наибольшими темпами росли доли консалтинговых проектов и разработки ПО.

«Если говорить о рынке системной интеграции, то в нынешнем виде он вряд ли переживет текущий кризис, — считает Евгений Кутилов, директор по связям с общественностью IBS. — Те компании, которые его переживут, окажутся под действием новых экономических реалий и будут вынуждены сильно изменить свои бизнес-модели. Ситуация, когда системный интегратор каждый раз делает что-то уникальное и сложное под конкретного клиента, не может быть повсеместной, это экономически нецелесообразно. IT-компаниям придется переориентироваться на создание продуктов — полностью готовых или полуфабрикатов, которые можно внедрить быстро и недорого». В IBS уже занимаются разработкой таких продуктов и в области вычислительной инфраструктуры, и в области приложений (например, разработки для серверной виртуализации). Кроме того, компания предлагает ряд средств автоматизации бизнес-процессов (например, в области управления персоналом) как сервис — в противовес классической модели внедрения «тяжелой» системы.

В ГК «Астерос» рассказывают, что бизнес-модель группы сегодня меняется за счет активной интеграции российских продуктов в портфель услуг. «Мы активно инвестируем и в развитие собственных решений, некоторые из которых уже известны на рынке. Например, программная платформа „Астерос Бизнес Контакт“ — для автоматизации бизнес-процессов в контакт-центрах и офисах продаж операторов связи, а также для регистрации авиапассажиров и багажа», — поясняет Татьяна Ракитина.

Шаги к разработке собственных продуктов подтверждают и в «Корус Консалтинге», и в ЛАНИTе. Последний, в частности, разработал облачное решение на основе программного комплекса OpenStack и российской операционной системы РОСА, которое включает преднастроенные инфраструктурные сервисы, разворачиваемые по запросу, и гарантирует заказчику полную поддержку купленных технологий на территории России вне зависимости от политики вендоров и внешнеэкономической ситуации.

В «Техносерве» также рассказывают, что активно занимаются поиском производителей отечественного оборудования, в частности для инженерных систем. Степень локализации инженерных систем при реализации ЦОД специалистами компании достигла 30%, а при реализации решений высокой готовности — не менее 40% (одним из таких решений является последняя версия модульного ЦОД «IT Экипаж»).

Меняющиеся требования

Фундаментальные изменения требований заказчиков к IT-поставщикам базируются сегодня на одном главном факторе — IT-бюджеты текущего года в лучшем случае останутся на уровне 2014-го в рублях, а скорее всего, даже уменьшатся. В любом случае это означает существенное сокращение бюджета в долларах, объясняет Евгений Кутилов: «Можно расходовать гораздо меньше за счет применения более разумных решений. Скажем, не тратить миллионы на вендорскую поддержку, а развивать свой саппорт. Не покупать дорогие серверы с уникальной архитектурой, а построить серверный комплекс на х86-архитектуре, причем на основе отечественного системного ПО. Спрос на „умные“ решения, которые позволяют реально сокращать расходы на IT, будет расти».

Несоответствие принятых в прошлом году бюджетов текущей стоимости импортного оборудования вынуждает как потребителей, так и интеграторов искать нестандартные решения. В подобной ситуации в выигрыше оказываются интеграторы с сильным кадровым ресурсом, добавляет Александр Гольцов.

Андрей Бурин подтверждает, что повышаются требования к квалификации и опыту исполнителя проекта. «Для заказчика важно, чтобы поставщик мог предоставить разнообразные услуги по технологическому консалтингу, включая оценку возможностей оптимизации внутренней IT-инфраструктуры, способов повышения эффективности ее эксплуатации без наращивания производительных мощностей. Крупные заказчики не спешат делать кардинальные шаги по смене программно-аппаратной платформы, а стараются максимально использовать потенциал существующей инфраструктуры, выбрать исполнителя, который поможет ее оптимизировать наименее затратным образом», — поясняет эксперт.

Что нужно рынку

Крупные организации и компании с госучастием сегодня в первую очередь рассматривают оборудование и сервисы отечественного производства, считает Татьяна Ракитина:

«Второй по значимости приоритет — у продуктов и услуг с локализацией или ее возможностью в России. О внедрении импортных решений корпорации думают теперь в последнюю очередь».

Андрей Солодилов подтверждает, что заказчики из госсектора делают упор первую очередь на отечественное и свободное программное обеспечение, опасаясь работать с западными вендорами. Соответственно, AT Consulting расширяет портфель продуктов и решений, базирующихся на свободном ПО, — например, открытая платформа Smart-Kit активно внедряется в региональных органах власти для решения задач по оказанию госуслуг.

В IBS считают, что в ближайший период будет расти спрос на аутсорсинг всех видов, он дает гибкость в управлении IT-расходами. «Также будет расти спрос на системное и прикладное ПО отечественного производства: с одной стороны, на это есть запрос, с другой — у нас здесь сильные компетенции, — поясняет Евгений Кутилов. — Третье перспективное направление — все, что связано с технической поддержкой внедренных в предыдущие годы IT-решений в качестве экономичной альтернативы фирменной поддержке, которая либо стала слишком дорога, либо совсем недоступна из-за санкций».

Российские IT-поставщики сходятся в том, что для реанимации отрасли по-прежнему необходима господдержка.

Если государство сохранит свои позиции крупнейшего заказчика, возможно, уже к 2017 году рынок восстановится. Безусловно, это произойдет на фоне восстанавливающегося экономического роста в стране в целом, который, по прогнозам Банка России, ожидается к 2017 году.

НАВЕРХ