Любят ли деньги счет?

5 Сентября 2011

АВТОР: Андрей Москаленко

В российских условиях внедрение системы планирования ресурсов предприятия – это постоянный поиск компромисса между тем, что есть, и тем, что должно быть.

Постепенно рынок ERP-систем (Enterprise Resource Planning – планирование ресурсов предприятия) приближается к насыщению. По данным международной аналитической компании Aberdeen Group, лишь 17% западных компаний в ближайшие годы планируют инвестировать в ERP. Развитие рынка ERP продолжается во многом за счет появления новых надстроек, узкоспециализированных решений, призванных обеспечивать эффективную работу отдельно взятых организаций.

Витать в «облаках»

По словам директора департамента бизнес-решений компании «СИТРОНИКС ИТ» в России Кирилла Бурлюка, в последние годы на рынке наблюдается интерес к системам финансовой консолидации. Они наиболее актуальны для холдингов, групп компаний, имеющих разветвленную филиальную сеть или включающих в себя большое количество юридических лиц с различными видами деятельности. Подготовка посредством ERP-систем консолидированной финансовой отчетности стала общепринятой мировой практикой. Тенденцией, набирающей обороты, эксперт называет потребность государственных организаций в системах производственного планирования, стандартизации процессов для качественной поддержки и управления всеми ресурсами государственных и полугосударственных холдингов.

Главный тренд рынка ERP-систем, по мнению директора по развитию бизнеса компании «ФОРС» Николая Зезюлинского, – это переход от «монолитных» решений к системам-конструкторам, которые легко подстраиваются под требования заказчика. «Такие системы просты в эксплуатации и не требуют длительного обучения пользователей», – уточняет специалист.

Самой свежей тенденцией все без исключения эксперты, опрошенные «Профилем», считают перевод ERP-систем на «облачную» модель. Примером может служить такая область управления, как отношения с клиентами, на Западе она практически полностью перешла в «облака», а не функционирует на ресурсах самой компании. «Облачные» услуги очень удобны, – поясняет менеджер по ERP-решениям корпорации Microsoft в России Владимир Егоров, – так как позволяют сфокусироваться на бизнесе, сделать расходы более понятными и предсказуемыми». По словам эксперта, информационные технологии можно использовать как услугу технологических поставщиков, которые берут на себя заботу о вычислительных мощностях, гарантируют отказоустойчивоть и круглосуточную работу, масштабируемость, все необходимые обновления, интеграцию необходимых компонентов и т.п. «У заказчика остается одна простая задача - платить за реально используемые услуги в том количестве, в каком он их потребляет, – говорит Владимир Егоров. – По аналогии с электроэнергией: ведь все пользуются стандартными сетями, а свои генераторы держат лишь немногие организации и только для чрезвычайных ситуаций».

Как рассказал руководитель практики Oracle компании «Астерос Консалтинг» Михаил Шерстобитов, «в настоящее время на рынке наметилась тенденция к сближению двух классов систем – «тяжелые» становятся доступнее («облачная» модель позволяет снизить затраты на лицензии), «легкие», напротив, дорожают и при этом расширяют функционал».

Среди прочих тенденций директор по продажам компании «НОРБИТ» (ГК «ЛАНИТ») Виталий Порубов отмечает переход ERP-систем на работу через мобильные устройства и развитие высокоскоростной аналитики (in-memory).

Местные особенности

Эксперты предсказывают, что эти мировые тенденции в ближайшей перспективе станут определяющими и на отечественном рынке ERP. Пока же, по словам Кирилла Бурлюка, российские ERP-системы значительно отстают от западных с точки зрения функций учета, контроля, планирования затрат предприятия, и особенно в области бизнес-аналитики.

Нашим производителям программного обеспечения (ПО) для ERP сложно конкурировать с западными компаниями. Основные игроки рынка ERP отечественной сборки – системы «1С», «Парус» и «Галактика» – в большей степени удовлетворяют потребности в автоматизации бизнес-процессов малого и среднего бизнеса. Но на уровне Enterprise уверенной позиции у них пока нет. «Очевидно, что отечественные разработчики ERP должны стремиться соответствовать высоким стандартам, заданным западными компаниями, такими как Oracle, SAP и другие», – поясняет Кирилл Бурлюк.

Правда, при этом, как уточняет Михаил Шерстобитов, поскольку основной упор в стране делается на функции ведения фискального учета, та же система «1С» на нашем рынке имеет большую долю по сравнению с другими производителями «легких» ERP-систем. Все дело в том, что решения «1С» учитывают российскую специфику и требования законодательства, что является для них существенным преимуществом. К тому же подобные разработки дешевле – и с точки зрения покупки лицензии, и по стоимости внедрения.

Но готов ли российский бизнес к внедрению ERP-решений? «Законы ведения бизнеса везде одинаковы, – говорит Николай Зезюлинский. – Другое дело, что прозрачность и доступность информации, которую обеспечивает ERP-система, нужна далеко не всем. Отсюда и противодействие со стороны коллектива, с которым часто приходится сталкиваться при внедрении подобных проектов». Именно поэтому для успеха внедрения, по его мнению, необходима твердая воля руководителей высшего звена, которые четко понимают поставленные задачи и сами добиваются прозрачности и подконтрольности бизнес-процессов.

«Формализация процессов и прозрачность данных позволяет пресечь воровство и злоупотребления, – добавляет Виталий Порубов. – Кроме того, многие российские собственники владеют большим количеством разнородных активов, и им необходима консолидированная информация для управления всем холдингом».

Как считает Михаил Шерстобитов, в наших реалиях ERP-системы «ложатся» на бизнес все же гораздо сложнее, чем на Западе. Эксперт связывает это как с особенностями ведения бизнеса в нашей стране, так и с уровнем образования нашего менеджмента. «В западных учебниках буквально по шагам расписаны элементы бизнес-процессов из ERP-систем, поэтому на работу в компанию приходят менеджеры, уже понимающие их пользу и значение для предприятия, – поясняет эксперт. – Большинство российских руководителей не имеют такой подготовки и, внедряя подобные решения, переживают перелом сознания».

Помимо этого, в отечественной бизнес-практике много особенностей, которые просто несовместимы с ERP. Например, система не позволяет провести авансирование без договора (а в России это укоренившаяся бизнес-традиция), она обязательно требует наличия документа-основания. Еще один пример: постоянные споры поставщиков и заказчиков по поводу момента определения цены – ERP-система не допускает привычного нашему менталитету двоякого толкования этого вопроса. Поэтому внедрение ERP в российской компании – постоянный поиск компромиссов между особенностями ПО и сложившейся бизнес-практикой.

Время – деньги

Сколько времени занимает внедрение ERP-систем? И сколько они в действительности стоят? «Сроки зависят в первую очередь от объема проекта, – говорит Виталий Порубов. В среднем проект под ключ занимает 6-9 месяцев». Как уточняет Михаил Шерстобитов, до года – это срок внедрения «легких» ERP-систем, на «тяжелые» может уйти до полутора лет. Внедрять ERP можно и поэтапно, решая наиболее важные для управления задачи. «Практика показывает, что финансовый менеджмент в небольшой компании можно наладить за 10 дней, – рассказывает Владимир Егоров. – Конечно, внедрение производственного контура на машиностроительном заводе потребует куда больше времени». В любом случае, по его словам, организации платят не за скорость и не за удобство, хотя это тоже немаловажно, а за реальную картину бизнеса, за возможность управлять, за повышение эффективности бизнеса.

Затраты на ERP-проекты обычно складываются из стоимости консалтинговых услуг, лицензий и необходимой инфраструктуры (серверного и телекоммуникационного оборудования). «В зависимости от специфики и размеров предприятия проект внедрения системы уровня SAP или Oracle может обойтись заказчику в $2-3 млн, – уточняет Михаил Шерстобитов.– Для «легких» решений цена вопроса около $1 млн».

В стоимость проекта закладывается и зарплата специалистов, а это как раз самое дорогое, напоминает Николай Зезюлинский. Стоимость труда специалистов существенно отличается в зависимости от уровня их квалификации, уникальности предлагаемой экспертизы, спроса, отрасли, средней цены на рынке на данный вид услуг и других факторов. Точно так же, как есть «дорогие» и «дешевые» врачи и адвокаты, существуют и в разной степени оплачиваемые ИТ-консультанты.

Окупается внедрение ERP, по мнению Кирилла Бурлюка, за счет грамотно составленной системы управления бизнес-процессами, включающей тщательное планирование на предпроектном этапе работ.

Михаил Шерстобитов называет конкретные сроки окупаемости – два с половиной, три года. За это время, по его словам, завершается проект по внедрению ERP-системы, персонал начинает эффективно работать с ней, приходит понимание ее необходимости, и получается реальная отдача от проекта.

А вот не окупает себя ERP в том случае, когда компания хочет перенести свои старые процессы и привычки в новую систему, уверен Виталий Порубов: «Все хотят прогресса, но никто не хочет меняться, но «старые процессы + новые технологии = дорогие старые процессы». Если же компания воспринимает процесс внедрения ERP как возможность измениться, пересмотреть свой бизнес, найти и реализовать новые возможности, то внедрение ERP себя полностью окупит. «У нас есть примеры, когда за три года после внедрения ERP оборот компании увеличивался втрое».

В идеале, по словам Николая Зезюлинского, свидетельствовать о том, что система себя окупила, конечно, должно повышение прибыльности. Но здесь, правда, бывает очень трудно вычленить, что именно повлияло на это – общее снижение издержек, более эффективная организация труда или что-то иное, поскольку зачастую все факторы действуют в совокупности.

НАВЕРХ